• 24 января 2013 Власть

    Давос для России точки над i не расставит

Девиз нынешнего года в Давосе: «Устойчивый динамизм». Планируется обсудить основные риски десятилетия. Эксперты ранее включили в их перечень критические величины разницы в доходах между богатыми и бедными и рост бюджетных дефицитов. Российская же экономика сама по себе является большим риском. А российская политика ещё большим.

Интриги начались ещё до открытия форума. Кто возглавит российскую делегацию – Владимир Путин или Дмитрий Медведев? Поехал Медведев. Аркадий Дворкович объяснил, что премьерский график для Давоса оказался удобнее президентского. К тому же глава правительства там уже бывал, ему обстановка привычна.

Обычно такие заявления делают пресс-секретари, а тут – целый вице-премьер. Сразу пошли слухи об очередных трениях в составе тандема и окружающих его команд. Иначе зачем было Медведеву параллельно заявлять, что в 2018-м он не будет баллотироваться на пост президента. Мол, мы с Путиным в одной лодке, зачем нам конкурировать? При этом до выдвижения кандидатов еще несколько лет, и вовсе не ясно, пойдет ли нынешний глава государства на свои четвёртые выборы. Но вернёмся к Давосу.

Главная цель российской делегации – вновь показать Давосу и миру, что Россия является страной, открытой для инвесторов. Конкретика прозвучала в выступлении Дмитрия Медведева. «Нестабильность глобальной экономики сохраняется. Надежды на выход из кризиса без разрешения накопившихся финансовых и региональных дисбалансов, судя по всему, не оправдались. Несмотря на все усилия, посткризисное восстановление все еще неустойчиво, рецидивы кризисных явлений, глобальная рецессия — вполне вероятны», — сказал докладчик. И заговорил о том, как России вписаться в этот сложный мир. По его мнению, главное – повышение конкурентоспособности российских компаний. Особенно с учётом нахождения в ВТО. Варианты – повышение производительности труда, снижение энергозатрат. И главное, создание инновационной обстановки внутри страны.

Медведев не стал отказываться от общеизвестного тезиса: становым хребтом российской экономики по-прежнему является добыча сырья (хотя прозвучала фраза о преувеличенности представления об этой зависимости). Зашёл разговор и о ценах на энергоносители. Премьер считает, что они сейчас в принципе оптимальны для России и остального мира.

Как преодолеть энергетическую зависимость? По мнению Медведева, главными здесь являются два направления, казалось бы, весьма разные – сельскохозяйственное и интеллектуальное. В будущем они могут стать основными статьями отечественного экспорта. Вместо нефти и газа…

Далее глава правительства РФ заговорил об инвестициях. «На общем фоне макроэкономическая ситуация в России вполне устойчива. Экономический рост в прошлом году — около 3,5%, инфляция — 6,6%», — сказал он. В качестве источников роста Медведев назвал увеличение не только внутреннего потребления, но и инвестиций — почти на 8%. Но чтобы добиться поставленной задачи – ежегодного 5%-ного роста — инвестиции должны расти несколько лет подряд хотя бы на 10%.

В целом показатели достойные. Только вот такие речи мы слышим постоянно. Программы разрабатываются, внешний долг минимален, «подушка безопасности» составляет $500 млрд. Однако иностранные инвесторы всё осторожничают. Со стороны МВФ уже слышны мнения, что сейчас российская экономика развивается с максимально возможной для неё скоростью, а дополнительное увеличение госрасходов не пойдёт ей на пользу.

Форуму представлен отчёт консалтинговой компании Ernst & Young. В индексе глобализации Россия заняла 48-е место из 60 возможных. Проще говоря, наша страна не поспевает за глобализационными процессами. Причём это касается всех стран БРИКС. Во всех пяти государствах «альтернативного мирового клуба» замедляется экономический рост, набирает обороты инфляция, растёт стоимость труда, дестабилизируется политическая ситуация, коснеют бюрократические барьеры высоки. Это касается и России, и Бразилии, и Индии, и могучего Китая (уж промолчим о ЮАР). Есть и нюансы. Например, в прошлом году в России не было принято ни одного закона, направленного на улучшение инвестиционного климата. На этом фоне развитые страны, даже несмотря замедление роста ВВП и фискальные проблемы, вновь становятся привлекательными. Их потенциал — инновации и обмен технологиями.

Констатировались вещи и похуже. Один из сценариев предполагает ускоренную региональную дифференциацию России: богатые регионы будут становится ещё богаче, бедные — беднее. Чем это грозит стране в целом, объяснять вряд ли уместно. Авторы другого сценария основываются на том, что в условиях высоких цен на нефть власти так и не решатся на институциональные реформы. Тогда на сцену как полноправная политическая сила должен выйти российский средний класс. Третий сценарий подразумевает, что при вероятном резком сокращении доходов бюджета правительство выберет не вложения в инфраструктуру или развитие, не институциональные реформы по инициативе федерального центра, а социальную стабильность: выплаты пенсий, зарплат бюджетникам, другие социальные обязательства. В таких условиях экономике будет очень сложно расти.

Заметим, что все сценарии в той или иной степени носят алармистский характер, в них говорится о недолговечности нынешней стабильности. Предрекается как минимум региональная разобщённость страны и паралич исполнительной власти. Никуда не денется и углубляющийся разрыв в уровне благосостояния. Главными же факторами, влияющими на ситуацию, станут цены на энергоресурсы, способность властей реформировать институциональную среду и сплочённость общества.

Медведев, в целом оценив профессионализм экспертом, по поводу сценариев сказал примерно так: они малореалистичны, потому что предполагают бездействие властей. Промолчим на этот счёт.

Конечно, иностранным инвесторам до российских протестов по большому счёту дела нет. Им нужны внятные правила игры. Вкладываются же они в коммунистическую КНР. Но так получается, что внеэкономические действия властей рикошетом бьют по экономике. Сколько бы ни шло разговоров об «открытом правительстве», об обратных связях общества и власти с использованием IT-технологий, даже о какой-то «народной легитимности» — инвестор всё равно проголосует евро или долларом. И зачастую совсем не так, как нам бы хотелось.

Он сто раз подумает, надо ли упрощать визовый режим между ЕС и подчас малопредсказуемой РФ. Будет посмеиваться над намёками президента ВТБ Андрея Костина о властей в ЕС в финансовом кризисе (мол, заставляли банки скупать суверенные долги). И недоумевать над тезисами Аркадия Дворковича о том, что экономические реформы в России остановились из-за мирового кризиса, а не в результате «проблемного» управления. 

(Visited 9 times, 1 visits today)

У партнёров