• 11 апреля 2012 Власть

    Николя Саркози делает предвыборную ставку на строгость

В столь непростой для себя ситуации президент обратился на прошлой неделе с письмом к французскому народу. «Саркози идет ва-банк», – прокомментировали левые СМИ. В своей детализированной экономической программе глава государства не обещает электорату каких-то социальных подарков (хотя обычно французские правые в предвыборной горячке вовсе не чураются популизма). Наоборот, все инициативы Саркози строятся с прицелом на бюджетное равновесие к 2016 году.

Президент напоминает своим сторонникам и колеблющимся избирателям, что кризис для Франции – угроза далеко не виртуальная. «Положение, в котором сегодня находятся наши испанские друзья, после того как в нем оказались наши греческие друзья, напоминает нам о действительности», – предупреждает Саркози. Праволиберальный лидер открыто заявил избирателям, что только режим экономической строгости поможет Франции избежать испанского сценария. Если смотреть в разрезе предвыборной риторики – рискованный ход.

Проект Саркози предполагает к 2016 году урезать совокупные общественные расходы для Франции на 115 млрд евро. Левые политики, напоминая о растущей безработице, промышленном спаде, снижении покупательной способности, уже назвали предложения Саркози антисоциальными. И это так. Но отдадим должное правому политику: он верен своим убеждениям. Чего нельзя было сказать, например, о Франсуа Миттеране, который в 1981 году пришел к власти под социалистическими лозунгами, а вскоре повел неолиберальную политику курсом «правее правых».

Саркози убежден, что, если избиратели поддержат его строгие меры, вторично избрав президентом, к 2017 году экономический рост во Франции составит уже 2% в год. Вместо 0,7%, прогнозируемых экспертами на нынешний год. Саркози исходит из того, что сокращения коснутся как общегосударственных расходов, так и бюджетов местных органов власти.

На чем же конкретно предлагает президент сэкономить? Или за счет чего получить дополнительные средства? В частности, 13 млрд евро планируется изъять из финансирования здравоохранении. Как ни странно на первый взгляд, значительная часть французов позитивно это воспринимает: ведь Саркози обещает, что в итоге произойдет снижение цен на лекарства, а больницы будут работать более оперативно. В сфере занятости Саркози предлагает освободить от налогов предприятия, предоставляющие рабочие места престарелым безработным, уменьшить налоги с ремесленников, обеспечить процедуру профессиональной переподготовки для безработных – при обязательстве с их стороны принять рабочее место, предложенное социальными службами. Президент инициирует также создание «Банка молодежи», который будет предоставлять учащимся и студентам долгосрочные льготные кредиты, подлежащие выплате уже после начала регулярной трудовой деятельности. В то же время правящий кандидат намерен ввести дополнительное обложение крупных компаний и «налоговых эмигрантов», имеющих огромные счета в зарубежных банках.

В области образования дополнительные ресурсы Саркози предполагает мобилизовать через увеличение продолжительности учебных часов для преподавателей (26 часов в неделю вместо 18). На поддержку социальной сферы могут быть запущены специальные кредитные линии для отдельных школ и создания дополнительных мест в яслях. Саркози также настаивает на замораживании ежегодного французского взноса в бюджет Евросоюза.

Французская социально-политическая система характеризуется повышенной ролью государства. Эта глубоко укорененная традиция идет не от генерала де Голля, не от Наполеона, даже не от Робеспьера и якобинцев, а как минимум от абсолютизма XVII–XVIII веков. Отсюда и ключевая роль президента, и чиновная вертикаль, и развитый протекционизм, и государственные системы образования («республиканские школы») и медицины, и большой удельный вес госсектора. Отсюда же широкие социальные гарантии, включая 35-часовую рабочую неделю, которая, мягко говоря, неоднозначно влияет на конкурентоспособность французской экономики. Кроме того, французский экономический менталитет традиционно ставит во главу угла финансовую составляющую, стабильность национальной валюты. Все эти особенности президент и его партия «Союз за народное движение» по возможности стараются учитывать.

Большой вопрос, сможет ли данная программа принести 6 мая во втором туре победу Николя Саркози. Во всяком случае очевидно, что действующий президент осознанно делает ставку на обещания «экономической строгости». Осенью 2011 года эти лозунги помогли португальским и испанским правоцентристам уверенно победить на парламентских выборах. Однако они в момент выборов находились в оппозиции. Во Франции же ныне ситуация противоположная.

(Visited 6 times, 1 visits today)

У партнёров