Побоище «спецоперации» превращается в рутину для России. Вырвавшись через границу смертью и разрушением, огонь возвращается назад, выжигая пространство страны. Чиновно-репрессивная трамбовка движется к совершенству. Государство методично перекрывает все каналы общественного дыхания. Растерянные остатки оппозиции ничего пока не в состоянии противопоставить. Они просто не мыслят в актуальных категориях происходящего. Не приучены мыслить войной. Не верят в конец умных голосований.

Военно-политические акценты несколько смещаются. Секретарь Совбеза Патрушев заявляет, будто не имеет цели менять украинскую власть. Проблема якобы исключительно в Донбассе. Из чего можно объяснить фиксацию на захвате восточноукраинских территорий. Отсюда значение Мариуполя. Взятие города становится не только компенсацией за явные неудачи с Киевом, Ирпенем, Харьковом, Черниговом но и политическим символом. Недаром кремлёвский агитпроп накручивает здесь повышенную дозу истерично-идеологичной риторики.

Голосом секретаря Совбеза традиционно вещает консервативно-чекистская «силовая башня». Если шире – наиболее реакционные и агрессивные круги номенклатурной олигархии РФ. Проповедующие имперскую экспансию, антизападную ксенофобию, конспирологические «ужастики» (вплоть до свирепых биофэнтэзи, летающих тараканов и лампочек на носу), извёрнутую историю, мракобесные установки духоскрепства, подавления и репрессий. Может быть, не зря рядом с мрачным секретарём посажен в зампреды СБ экс- Медведев, рассуждающий о смертной казни и державной мощи. Есть тут блёстки чёрного юмора.

Весь установочный набор сегодня изложен генералом Патрушевым на встрече с алжирским гостем. Показательный выбор собеседника. Генерал Нуреддин Макри – коллега по соответствующей госструктуре. Алжир – крупная арабо-африканская страна. Правящие круги издавна связаны с Москвой. Политический режим имеет сходные параметры с путинизмом. 2 марта Алжир был в числе государств, воздержавшихся при поддержке Украины и осуждении РФ. Генералам было о чём поговорить. Насчёт защиты Донбасса, козней Америки, традиций Третьего рейха, центров силы и глобальных катастроф. Мало кто в мире согласится сейчас поддерживать такие беседы.

Заявления Патрушева на встрече с Макри можно рассматривать как ситуативно-концептуальные. Кремль не отступает от прежних целей контрреволюционной интервенции. Украина рассматривается как угроза олигархической стабильности, источник чуждых номенклатурному режиму ценностей свободы, права, достоинства. Пока силовой ресурс имеется в наличии, попытки расправы не прекратятся. «У нас есть деньги и военные возможности. Никто не привлечёт нас к ответу», – говаривал другой африканский союзник Путина и Патрушева – экс-генсек ангольской МПЛА Дину Матрос. Ныне отставленный по коррупционным подозрениям (но это история из будущего).

Но военные цели вынужденно сужены из-за непредвиденной силы украинского сопротивления. «Киевский режим», значит, теперь не свергаем. Зато «защищаем Донбасс». Поставлена цель закрепить и расширить вассальные прокремлёвские формирования, известные как «ДНР/ЛНР» или «ОРДЛО». Признание «независимости» которых стало преддверием удара в Украину. Вновь объяснение чрезвычайной ожесточённости боёв за Мариуполь. Где побывал сегодня Рамзан Кадыров в новом звании генерал-лейтенанта. Разумеется, внутренних войск – заведомо направленных против внутреннего бунта, а не внешней агрессии. (Напомним, что ВВ входят в войска Росгвардии. Присвоение очередного звания – ещё один частный штрих золотовско-кадыровского альянса как особого силового элемента. Такие моменты существенны по нынешним временам. Конфигурации силовиков высвечивают акценты политики и соотношение власти.)

Несколько ранее Кадыров обратился к Путину с призывом «закрыть на всё глаза» и поручить ему решение вопросов с украинскими городами. Теперь он в Мариуполе. Подключение «горного легиона» в силовой системе РФ считается за последний аргумент. Сейчас он брошен на «зачистку бандеровского подполья». Да, уважают… Очередная заря XXI века.

Захват Мариуполя позволит провозгласить полный контроль над Донбассом и пробивку сухопутного коридора в Крым – чего не удалось сделать методами «гибридной войны» 2014–2015-го. Затем можно взять паузу и обрушиться снова за призраком окончательного решения. Хотя перед этим снова же будет говориться, что «Путину это невыгодно».

Хотя может уже и обойдётся без такой аналитики. После 24 февраля природа правящего режима многим сделалась понятней. То один, то другой автор с удивлением открывает: «у них, оказывается, есть идеология!» Оказывается, да. А почему, собственно, нет? Вам можно, а им нельзя? Имперско-черносотенная идеология мрака и насилия, которая дороже денег. Потому как деньги и прочее в наших обстоятельствах есть приложение и производная власти. А такая власть обречена на нечеловеческое миропонимание.

Те, кого в прошлом называли правящим классом, а ныне словечком «элита», в современной России отмечены специфической особенностью. «Коронный номер – это война и диктатура» (но без специфического маоцзэдуновского шарма, полным отстоем) – не случайность и не прихоть, от которой могли бы отказаться. Исторически сложилось, что этот класс неконкурентоспособен ни в чём, кроме истерии, диктатуры и войны. Вопрос лишь в степени и соотношении этих трёх источников, трёх составных частей.

От имени своего класса и говорит генерал Патрушев. А также полковник Путин. Который, если верить американским и британским источникам, преисполнен решимости продолжать. Отвергая мирные предложения президента Зеленского, переданные через олигарха Абрамовича. Этому классу для его нынешних операций другие нужны спецы.

Только не надо думать, будто это национальная черта России. Многие страны мира прошли через подобное. Такие зигзаги выправляются. Но это вопрос тягучего времени и тяжких жертв.

К жертвам российская оппозиция явно не готова. Если доминанта в Украине – сопротивление, то в России – отступление. Исключения пока редки. Получила два года Анастасия Левашова – девушка, бросившая коктейль на протестной акции. Составлен протокол за «дискредитацию вооружённых сил» на бывшего екатеринбургского мэра Евгения Ройзмана. По этой статье пошёл счёт и уголовным делам. Зато снята судимость с Кирилла Серебренникова – возместил ущерб, хорошо себя вёл, понял, осознал. Сигналы очевидны. Особенно мэтрам-гуманитариям: не забывайтесь, но и не отчаивайтесь пока. То ли ещё будет. (Ходят слухи, что вал разработок по «экстремизму», «дискредитациям» и т.п. предстоит уже этой весной. Опять-таки, власти ценят российскую общественность выше, чем она себя.)

Эмигрировал Анатолий Чубайс. Понимая, что роль авторитетного голоса олигархического сообщества утрачена безвозвратно – нет такого сообщества вне аппарата власти. Под угрозой уголовного преследования покинул Россию Александр Невзоров. И тут же публикует краткий очерк про запрещённый в РФ «Азов». Из которого агитпроп сварганил демонический символ («что ни случись, везде “Азов”»). «Потрясающие люди, – констатирует Невзоров. – Ни к какому нацизму никакого отношения». После чего цитирует обращение «к думающим русским людям»: «Мы презираем нацизм и сталинизм».

Именно отвержение нацизма, по смыслу обращения, и побуждает сражаться. Впрочем, кто и где реально «нацисты», уже отмечается даже в листовках на стенах российских городов. Публикуемых в Интернете.

Публикации чего бы то ни было – вопрос особый. После разгрома оппозиционных организаций и подавления уличных протестов главной внутренней мишенью сделались неблагонадёжные СМИ. Роскомнадзор, давно превратившийся в карательный орган, заранее запрещает публиковать интервью Владимира Зеленского российским изданиям (что, впрочем, на благо интервьерам). Блокируются сайты, запрещаются издания. Сегодня прекратился выпуск «Новой газеты». Многолетнего рупора либеральной и демократической общественности.

Второе предупреждение Роскомнадзора (по рутинному поводу – кого-то забыли маркировать «иноагентом») – далее отзыв лицензии СМИ. Редакция во главе с нобелевским лауреатом Дмитрием Муратовым решила действовать на упреждение: приостановить работу. Сайт, соцсети и бумажное издание перестают обновляться. Цель пояснил Муратов в обращении к читателям: «Сохраним себя друг для друга».

Не время, наверное, для критического анализа. Тем более, когда решение принято. Но «сохранять себя», «сберегать протест» – это мудро, когда есть понятие: для чего конкретно. Мы же наблюдаем, увы, иную ситуацию. Торжественно-печального караула. Пока не более.

Зато в оппозиционных кругах происходит резкий всплеск интереса к устройству будущей России. Которая образуется после того, как всё изменится. Как-то само. То есть неизвестно как. Вот тогда и настанет час!..

«Мысленно он уже перепрыгнул свой срок», – говорил в «ЗнаТоКах» Пал Палыч Знаменский о симпатичном ему подследственном. Хороший человек случайно подписал не ту бумажку и вынужден за это отвечать. Но «он надеется на условно-досрочное освобождение». Надеются многие и теперь, в широком историческом плане. Ужасаясь условиям – на условное. Не зная сроков – на досрочное. Причём такой подход подаётся как жизнеутверждающий оптимизм, преддверие энергичного дела. В противовес печальному взгляду на наше поколенье.

Номенклатурная олигархия методично, даже азартно формирует комфортный для себя режим. Репрессивный внутри, агрессивный вовне, прочно самоизолированный и идеологически оснащённый. Классовый интерес реализуется с полным осознанием. Противостоящие же силы словно не знают, что предпринять. Но думается, как раз знают. Поэтому и не предпринимают. Не впервые в российской истории. «Нет, это было не амплуа Милюкова. Таких действий – он не мог», — писал Солженицын в «Апреле Семнадцатого». А другие действия бывают уже бессмысленны.

Другое дело, что оно всё равно разворачивается. В глуби народа. В национальном быту сопротивления. По Ленину: «Постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе». Сопротивление само себе закон и само себя развивает. Без помощи интеллектуальной оппозиции. Так бывает и жёстче, и хуже. Но бывает так и надёжнее.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

(Visited 224 times, 1 visits today)

У партнёров