Уже неделю это не перестают называть триумфом. Парламентские выборы в Португалии подчас рассматривают как всемирно-историческое событие. Социалистическая партия завоевала абсолютное парламентское большинство. Но параллельно с этим триумфом произошёл иной прорыв. «Мы создадим условия для процветания и справедливости», – обещает премьер-социалист Антониу Кошта. «Всё теперь станет по-другому. Мы не будем мягкой оппозицией. Мы вернём достоинство», – предупреждает лидер националистов Андре Вентура.

Изменений в португальском правительстве пока не произошло. Серьёзных и не предвидится. Ключевые фигуры кабинета – премьер Антониу Кошта, кабинет-секретарь Мариана Виейра да Силва, министр внутренних дел Эдуарду Кабрита, министр обороны Жуан Гомеш Кравинью, министр иностранных дел Аугушту Сантуш Силва, министр экономики Педру Сиза Виейра, министр финансов Жуан Карвалью Леан, министр внутренней администрации и юстиции Франсишка Эужения Ван Дунен, министр труда и социальной солидарности Ана Мендеш Годинью, морской министр Рикардо Серран Сантуш наверняка остаются на постах. Пятеро из них, включая главу правительства – социалисты. Остальные – беспартийные, но политически примыкающие к партии Кошты.

Выборы 30 января проводились досрочно. Вообще Ассамблея Республики избирается на четыре года, а предыдущий состав был сформирован в октябре 2019-го. Тогда Соцпартия (СП) тоже одержала убедительную победу, хотя и не такую, как теперь. Правительство Кошты, надо признать, управляет эффективно. Португалия явно переживает исторический этап новой молодости: быстро наращивает экономический вес, поднимает социалку, развивает инновации, распространяет свою культуру. Объективных причин для смены кабинета, в общем, не просматривалось.

Но кабинет Кошты не имел депутатского большинства и опирался на не слишком устойчивый альянс СП, демосоциалистического Левого блока (ЛБ) и Португальской компартии (ПКП). Партнёры не поддержали правительственный проект бюджета и завалили его вместе с правой оппозицией. Расчёт строился на электоральную удачу – отклонённый бюджет равнозначен вотуму недоверия и предполагает досрочные выборы. Эта часть плана удалась. Но дальше у инициаторов правительственного кризиса всё пошло не так. Кошта наверняка испытывает к ним благодарность.СП получила мощный мандат доверия. Хотя голосовать пришли только 5,4 млн избирателей из 9,3 млн. Но 2,25 млн поддержали СП. Это почти 42% (пятипунктовая прибавка) и 117 депутатов в Ассамблее Республики из 230. «Абсолютное большинство – не абсолютная власть, – говорит Антониу Кошта. – Это повышенная ответственность». Пусть так, но социалисты теперь не нуждаются ни в правительственной коалиции, ни в поддержке союзных фракций.

Коммунисты – один из традиционных «китов» португальской политики. ПКП хранит в пропаганде и символике марксистско-ленинские и даже сталинистские идеологические бренды. Но на практике партия вполне осистемилась, не хуже прочих играет в парламентские, бюрократические и бюджетные игры. Выступала ПКП в Коалиции демократического единства (КДЕ) вместе с «зелёными» и леворадикальными социалистами «Демократической интервенции».

Результат для КДЕ и коммунистов не назовёшь удачным. Мягко говоря. 234 тысячи голосов – это 4,4%, полуторное снижение. И всего шесть мандатов. Способствуя правительственному кризису и досрочному голосованию, коммунисты перехитрили сами себя. «Биполяризация пошла на пользу СП, хотя правительство не даёт ответов на вызовы, стоящие перед страной. Жаль», – резюмировал генсек ПКП и лидер КДЕ Жерониму Карвалью ди Соза. Левый блок тоже сильно сдал: 240 тысяч голосов – 4,5% (вместо 9,5%) обеспечили пять мандатов. Отток голосов КДЕ/ПКП и ЛБ примерно совпадает с ростом поддержки социалистов. Так недвусмысленно оценили избиратели интригу коммунистов и левых.

По одному депутату будут иметь две другие левые структуры – экологистская партия «Люди-Животные-Природа» и экосоциалистическая ЛИВРЕ. Они тоже выступили слабо: экологисты набрали немногим более 80 тысяч голосов (полтора процента, более чем двойной спад), экосоциалисты – менее 70 тысяч (чуть более процента, как и прежде). Зато среди фаворитов партия Либеральная инициатива (ЛИ). С резким рывком: почти 270 тысяч голосов, пять процентов вместо полутора и восемь мандатов вместо одного.

На втором месте осталась Социал-демократическая партия (СДП). Требуется некоторое пояснение. Португальская политическая культура сдвинута влево на символическом уровне. СП в принципе соответствует своему названию и может характеризоваться как левоцентристская социал-демократия. СДП же – это скорее правоцентристские либералы. Но последние четыре года председатель партии Руй Риу проводил курс левого уклона. За что резко критиковался внутрипартийной оппозицией: «вторая СП стране не нужна!»

За СДП проголосовали почти 1,5 млн португальцев. Это без малого 30% и полуторапроцентный рост. Но отрыв от социалистов значительно увеличился, парламентская фракция составит только 76 депутатов (даже меньше, чем было из-за особенностей избирательной системы). Если СП на этих выборах приблизилась к своему историческому рекорду, то СДП вновь показала один из худших результатов в своей истории. «Auf Wiedersehen», – сказал Риу, известный прогерманскими симпатиями. Он признал ответственность за поражение и объявил об отставке.«Системообразующей» партией, наряду с социал-демократами, либералами и коммунистами, являлись португальские консерваторы. Называется их структура Социально-демократический центр–Народная партия (СДЦ–НП). Полвека консерваторы пребывали в Ассамблее, обычно третьей по величине фракцией. На этот раз – впервые в своей истории – СДЦ–НП потеряла парламентское представительство. Около 87 тысяч голосов, 1,6% – потеря последних пяти мандатов, полученных на прошлых выборах. Которые тоже считались разгромными.

В прошлый раз к поражению привела первая женщина-лидер Асунсан Кришташ. Теперь до окончательного обвала довёл лидер партийной молодёжи Франсишку Родригеш душ Сантуш. «Мы не выдержали конкуренции, но партия жива», – сказал он, поздравив Кошту с безоговорочной победой. Молча смотрел на него Нуну Тейшейра ди Мелу – партийный товарищ и конкурент за лидерство, яростно правый евродепутат. Предупреждавший, что заигрывания с хипстерской модой не доведут до добра.

Видел бы это основатель Диогу Фрейташ ду Амарал, профессор крестьянской толпы… Но Франсишку Родригеш душ Сантуш, похоже, предвидел неудачу. Хотя вряд ли такую сокрушительную. В своём предвыборном выступлении лидер консерваторов выразил уважение к лидеру ЛБ Катарине Мартинш: мол, расходимся во взглядах, но отдаём должное достойным человеческим качествам. Затем призвал избирателей сплотиться вокруг «традиционной правой семьи». И тут же сравнил правый лагерь Португалии с семьёй неблагополучной, распавшейся на рождественском ужине.

Дескать, старший брат с семьёй порвал, на ужин не пришёл, у него теперь новые друзья-социалисты. Это, понятно, Руй Риу во главе СДП. Младший брат – хипстер и атеист, не признаёт семейных ценностей, беда с ним. Лидер ЛИ Жуан Котрин ди Фигейреду – человек взрослый и серьёзный; владелец вековой фирмы вешалок, основанной ещё прадедом, твёрдый либертарианец, непримиримый антисоциалист. Но молодёжный актив и электорат ЛИ недалёк от описания, данного Родригешем душ Сантушем.

По смыслу речи, оставался средний брат – СДЦ–НП – к нему и приходите на Рождество. Избиратели не вняли. Зато массой ломанулись к ещё одному персонажу, о котором Родригеш душ Сантуш тоже сказал, и с особой неприязнью. Дескать, есть ещё кузен, наглый хам, такого даже за стол не приглашаем.

Влёт узнавался Андре Вентура во главе партии Шега – Chega (в русском переводе: «Хватит!»). Вот это – очень серьёзно.Шутки с Шегой плохи. Партия, созданная меньше двух лет назад, в апреле 2019-го, уже через полгода провела в парламент первого депутата. Это был Андре Вентура, которого тут же назвали «первым крайне правым в истории Ассамблеи». Год назад на президентских выборах он приходит третьим с 12%. Сильно уступив действующему главе государства Марселу Ребелу ди Соза (ныне беспартийный представитель СДП), но почти вровень с социалисткой Аной Гомеш.

И вот, партия Вентуры снова берёт электоральную «бронзу». Третье место после СП и СДП, которые существуют столько же, сколько нынешняя Третья Республика. Более 385 тысяч голосов – 7,2% вместо 1,3%. 12 депутатов. «Празднуем великую ночь!» – провозгласил Вентура.

Это реально феномен. Пожалуй, покруче успеха СП. С португальскими социалистами подобное уже бывало. А вот с праворадикальными националистами такое впервые.

Появилась Шега в результате раскола в СДП. Многие активисты, особенно ветераны, решительно восстали против председателя Риу. Партия, созданная великим Франсишку Са Карнейру, теряет неповторимое лицо, ведётся на подхвате у Кошты! Но Риу сколотил свою группу поддержки и впоследствии дважды удержался в лидерах – причём вполне демократично, голосованием членов. Тогда в октябре 2018-го радикальные хранители вышли из СДП. И через полгода создали Шегу.

Андре Вентура был флагманом внутрипартийной правой оппозиции. К тому времени он наработал собственный общественно-политический ресурс – как известный юрист, спортивный комментатор и криминал-расследователь. Вдохновенно продвигал правую традицию антикоммунистического Жаркого лета-1975. Выступал против мусульманской иммиграции, цыганского криминала, иждивенчества на социальных пособиях. Лидер португальских цыган сравнил его с Гитлером, юристы ЛБ подали в суд за «разжигание». Но Вентура сам юрист не промах: не говорите глупостей, расизм и нацизм тут не причём, речь о социальной проблеме – и выиграл суд вчистую. «Не бойся быть правым!»

Такова и его партия. Правый национал-популизм в политике, либерализм в экономике, консерватизм в культуре. Непримиримый антикоммунизм – этого много не бывает. Жёсткая враждебность любому тоталитаризму. Культ национал-патриотизма и лузитанской славы. Католические семейные ценности: «Встань, женщина Дина!» Максимальное отодвижение государства от экономики – это дело бизнеса. Зато усиление государства в правопорядке и безопасности – расширение полномочий президента и полиции.

Резкий наступательный стиль. На теледебатах Катарина Мартинш заговорила о социальных концепциях Папы Франциска. Он, мол, тоже за справедливость, как ЛБ. «Вы что, католичка теперь?» – спросил Вентура известную марксистку. Дискуссия была выиграна.К Шеге и Вентуре подтягивается средний класс – коммерсанты, квалифицированные ИТР, гуманитарии-традиционалисты, частные служащие, полицейские (к ним партия культивирует особенное почтение). Ветераны «Жаркого лета», члены боевых антикоммунистических организаций ЭЛП и МДЛП, их дети и внуки (в Португалии политические династии развиты в верхах и низах). Самый броский пример – бывший активист МДЛП Диогу Пашеку ди Аморин, партийный заместитель Вентуры. Племянник идеолога МДЛП профессора Фернанду Пашеку ди Аморина, лузитанского романтика-интегралиста, поднимавшего оружие и на салазаровский, и на Апрельский режимы.

Вообще Шега выглядит продолжательницей не столько салазаровского  режима, сколько послеапрельской салазаристской «контры» 1974-го. Португальское федералистское движение, Португальское народное движение, Движение португальского действия. Ультраправые фундаменталисты за лузитанские традиционные ценности, колониальное «Африканаш», против левацкой анархии и марксистской диктатуры. Антикоммунистическое граффити на стенах, драки с коммунистами об стены… Этнограф ди Аморин-старший, поэты Флорентину Гуларт Ногейра и Родригу Эмилиу ди Мелу были ментально близки Вентуре. Конечно, с поправкой на современность и прагматичность лидера-юриста, признающего демократию.

Целые католические семьи Большого Лиссабона участвуют в партсобраниях на прогулках и вечеринках. Раньше эти избиратели голосовали за СДП и СДЦ–НП, теперь переходят к Шеге. Только региональный фактор пока держится традиции: фермерский Север голосует за «старых» правых; Шега поднимается в промышленном Центре страны и даже на Юге, крае бывших латифундий, где некогда рулили коммунисты.

«Мы побили почти всех! Мы – третья сила Португалии! – восклицал Вентура на собрании «великой ночи». – Теперь в парламенте есть кому сказать правду. Кошта, я иду за тобой!» Встревоженные противники под окнами кричали: «Авантюрист!» – но это тонуло в рёве: «Вентура, вперёд! Вентура, твои люди пришли!»

Положение в партии вообще-то не безоблачное. Как пошло в рост, у лидера появились конкуренты. Сгруппировались вокруг начальника партийной секьюрити Самуэла Мартинша. Однако Вентура показал умение держать фишку. Мартинш уволен, в новую службу охраны и безопасности набраны отставные коммандос. «…Не шути со мною, на время нужен был не я, а ты!» Мартинш заговорил о будущей «диктатуре Вентуры в Четвёртой… республике…» Но отметил важный момент: «Он сплачивает людей веры».«Французская социалистическая партия, которую когда-то возглавлял сам Франсуа Миттеран, почти уничтожена на выборах 2017 года. Нидерландская Партия труда рухнула до небывало низкого уровня. Но после побед германской СДПГ и Норвежской рабочей партии успех португальского премьер-министра стал ещё одной хорошей новостью для движения, которое пять лет назад выглядело в необоримом упадке», – констатирует британская The Guardian.

Социал-демократия уходит корнями в индустрию XIX века и традиционно держится голосами рабочих физического труда. Которых становится всё меньше. И этот электорат растаскивают «повстанческие партии» – ультраправые и ультралевые, оставляя левоцентристов в положении «фатального сжатия». Но в Португалии иная ситуация. «Экономика знаний, работники которой склонны голосовать за ”зелёных” и ”прогрессистов”, сюда ещё не пришла». Промышленных рабочих больше, чем в среднем по Европе. Они голосуют за партию «простых и прочных идей»: повышение зарплаты, улучшение жилья, гарантированная пенсия, обеспеченный рост. Олицетворением этой прочности и стал Антониу Кошта. И партия имени Мариу Соареша, хотя и заметно отошедшая от традиции.

Но есть и другая проблематика: «Культурная война». Отнюдь не только в плане миграции. (У того же Вентуры, по его словам, десятки друзей-африканцев, хотя они-то в Португалии издавна на особом положении.) «Жаркое лето» XX века далеко от завершения. И не только португальское. Но именно по итогам португальских выборов мы видим, какого типа фигуры ищутся и оказываются востребованы. Прорыв Вентуры не менее показателен, чем триумф Кошты.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

(Visited 92 times, 1 visits today)

У партнёров