Мир замер в напряжённом ожидании наступления Армии обороны Израиля на сектор Газа. Израильское правительство национального единения обещает уничтожить ХАМАС. Пока не настало время анализировать оперативные сводки с фронта, уместно подумать, каким должен быть выход из патовой ситуации, в которой арабо-израильский конфликт пребывает долгие годы. Хотя мало кто сомневается, что израильские солдаты сотрут ХАМАС в порошок. И как бы не со всей Газой.

А вот что делать дальше с ХАМАС и сектором – непонятно. Эксперты склоняются к тому, что контроль будет передан Палестинской национальной администрации (ПНА) во главе с Абу Мазеном, он же Махмуд Аббас. Но слишком уж неустойчива сама ПНА, слишком напичкана союзниками террористов и исламистской агентурой. Слишком стар Абу Мазен. Собственно, схватка за его властное наследство стало одним из стимулов кровавой атаки ХАМАС.

Израиль предупредил, что в любом случае Газа больше не будет получать ни воды, ни электричества, ни топлива, ни товаров. Значит, ПНА получит абсолютно разрушенную территорию. Без возможности не то, что восстановить, но наладить более-менее сносную жизнь. Да и зачем это ПНА, у которой полно проблем на Западном берегу?

Основная проблема ближневосточного конфликта – принципиально недоговороспособная сила, единая, но в разных обличиях – то ХАМАС, разрешённый в РФ, то ИГ или Аль-Каида, в РФ запрещённые (логика этих разрешений-запрещений не всегда понятна). В Газе это ХАМАС. Идеология базируется на трёх китах: уничтожение Израиля как цель, терроризм как метод, зачисление в мишени всех евреев и вообще всех, кто не поддерживает ХАМАС. Включая детей, женщин и стариков. Удивительно читать рассуждения, будто, мол, экстремизм ХАМАС вызван отсутствием палестинского государства. Независимости требует светский ФАТХ – противник исламистского ХАМАС. В хамасовских документах и заявлениях говорится не о независимой Палестине, а об уничтожении Израиля. Договариваться тут не о чем. Это стало даже теоретически невозможно после чудовищных преступлений, совершённых боевиками ХАМАС. Ни один израильский, и не только израильский, политик не может сесть с ним за стол таких переговоров, не угробив своей репутации.

Идеология ХАМАС не приемлет никаких компромиссов ни с кем и ни по какому вопросу. И вот что важно ещё: тотальное истребление евреев – не медицинский психоз, не «бзик» отдельных маньяков. Будь оно так, проблема решалась бы просто… Но это не маниакальность, это структурность. Геноцид евреев – единственное обоснование власти ХАМАС. Да что там власти – самого существования. Мы же знаем, что есть режимы, не способные существовать без репрессий и агрессий. ХАМАС – один из них, с «этноконфессиональным» уклоном. Бессмысленно взывать к рационализму, убеждать в выгоде компромисса. Выгода ХАМАС совершенно иная. Это необходимо понять.

Израиль в принципе не может договориться с ХАМАС. Это тот случай, когда останется кто-то один.

Вышеупомянутые ИГ и Аль-Каида, родные братья ХАМАС, после преступлений, сравнимых с бойней в кибуцах 7 октября, были прокляты миром. Совладать с ним удалось массированными военными ударами. Американцы и европейцы отправили войска в Ирак, Сирию, Афганистан, Мали, били дронами по Сомали и Йемену… «Ассасинов» выбили из Кабула, Мосула, Могадишо. Но… Они живы в пакистанских горах, сирийских руинах, сомалийских чащах, сахарских песках, нигерийских тропических лесах. Потому как турецкие спецслужбы решили, что сирийское ИГ годится против курдского сопротивления, саудовцы и ОАЭ посчитали, что йеменская Аль-Каида получше проиранских хуситов, афганский же Талибан мировое сообщество вообще признало «нормальным» и отдало ему Афганистан…

Современные тоталитарные «ассасины» – это не только Ближний Восток и Африка, и не только исламский мир. В саваннах Центральной и Восточной Африки бродят остатки «Господней армии», считающие себя христианами. В горных долинах Анд скрываются коммунистические отряды «Сендеро луминосо». Даже последние «Красные кхмеры», переключившиеся в основном на контрабанду, всё ещё прячутся в муссонных лесах Камбоджи. Так что проблема – общемировая. Но в Израиле она проявилась наиболее страшно и кроваво.

Политики цивилизованного мира с маниакальным – вот где эта характеристика действительно подходит – упорством упрашивают договориться тех, кто договариваться не собирается. ХАМАС, надо отдать должное, заявляет вполне откровенно: мы уничтожим Израиль. Ему в ответ предлагалась финансовую помощь, предоставлялись места в вузах, строились школы и больницы. ХАМАС: будем убивать. Ответ – улучшение водоснабжения Газы и новые агротехнологии. Это даже не разговор слепого с глухим. Этому несообразию вообще не найти названия.

Почему политики западного мира так себя ведут – понятно. Они просто не знают, что делать. Эта проблема нерешаема в рамках современной толерантности и политкорректности. А вне этих рамок давно разучились действовать и мыслить. «Ведь не может быть, чтобы ХАМАС действительно ставил целью убийства как таковые», полагают эти люди. Как не верил Запад, скажем, Ивану Солоневичу, раньше Александра Солженицына рассказавшему о страшном советском ГУЛАГе. Ну как это так, отвечали европейцы, ведь русские – европейский христианский народ. Ну, пошли за коммунистами – с кем не бывает, у нас во Франции (Англии, США, Швеции) тоже полно коммунистов. Сталин же в духовной семинарии учился – он не может… Как не поверил Франклин Рузвельт польскому офицеру Витольду Пилецкому, рассказавшему об истреблении евреев в Освенциме: нацисты, конечно, негодяи, но такого всё-таки быть не может, вы преувеличиваете, мистер Пилецкий…

Им казалось, будто они знают лучше. Даже таким, как Рузвельт. Что уж говорить о теперешних «снежинках», они же «розовые пони».

Не знаешь, что делать – делай вид, будто ничего делать не надо. Вот и звучат по всему миру – после хамасовских зверств – требования к Израилю «соблюдать нормы международного права относительно Газы». К убийцам особых претензий нет (да и предъявлять, кстати, небезопасно). А вот убивать убийц – неполиткорректно и нерукопожатно (израильтяне прислушиваются). Вот и путаются мысли левого избирателя, десятилетиями слушавшего про «несчастных палестинцах» и «сионистского агрессора». Это тупик парадигмы. Она давно сгнила и обвалена. Но те, кто выстраивал них ней дутые карьеры, не могут от неё отказаться. Продолжают мусолить – а куда денешься. Не расписываться же в собственном кретинизме, даже если сам осознаешь.

С врагом, принципиально отвергающим принципы международного права и ведущим неконвенциональную войну, можно общаться только на его неконвенциональном языке. Ассасинов истребили монгольское войска, европейских катаров, принципиальных врагов материального мира (т.е. всего живого), сожгла на кострах Первая инквизиция, а суданских махдистов, фанатиков-работорговцев, перестреляли из «максимов» солдаты генерала Китченера. Договариваться не пытались. Китченер приказал вырыть из могилы труп духовного лидера махдистов и выбросить его в Нил. Пример тотального расчеловечивания врага. Который неистово зверствовал и расчеловечивал «неверных».

Международное право регулирует отношения между странами, народами и организациями, которые его признают. Его не получается распространить на силы, не желающие о нём слышать. Нелепа концепция «общечеловеческих ценностей» – как будто могут быть общие ценности у хамасовцев и убитых кибуцников.

ЦАХАЛ, конечно, разметает ХАМАС. Сектор Газа перестанет быть людоедским квазигосударством. Потому что есть у западноориентированного демократического Израиля очень важное преимущество: традиционные ценности и духовные скрепы.

Это органически правое, по-своему консервативное сообщество. Это община, способная, как в старинные времена, встать друг за друга и за родные очаги. Встать и драться насмерть. ЦАХАЛ, по идее – не столько армия в современном смысле термина, сколько ополчение, где в едином строю воюют отцы и сыновья, братья и сёстры, соседи и друзья. Когда-то такие ополчения, где все всех знают, придавали огромную силу донским и запорожским казакам, южноафриканским бурам или марокканским риффам.

Традиционность сильна сплочением. Обратим внимание: все перечисленные выше сообщества были устроены демократически. Даже если не знали этого слова. Первый в истории случай, когда малая группа победила гигантскую империю – разгром афинянами царских полчищ Ксеркса. Ещё одна интересная деталь: скрепы помогают защищаться и вести справедливые войны. При агрессии они куда-то пропадают. Хамасовцы и игиловцы отличаются невероятной жестокостью, но храбрости и умения в боях почему-то не демонстрируют.

Очень, мягко говоря, неоднозначной фигурой был покойный экс-президент Франции Валери Жискар д’Эстен. Но в своё время он предложил проект общеевропейской конституции. В котором говорилось: Европа основана на иудео-христианских ценностях. Проект не приняли именно из-за этого пункта. Он был отвергнут и десятилетия спустя, когда на этом принципе настаивала Польша братьев Качиньских. Как же – архаично, нетолерантно, противоречит «общечеловечности». Но без этой скрепы Евросоюз могуч экономически, успешен социально – но раздроблен и слаб культурно, политически, военно. То же и США – реальная сила Америки проявляется в опоре на заветы отцов-основателей и христианскую этику. Тогда американское сообщество делается сильным и динамичным. А что видим теперь? BLM-погромы, вялость и растерянность, демагогическое расшатывание, исходящее от левых демократов, на поверку оказывающихся недоделанными марксистами.

Израиль на этом фоне – исключение. Именно тот национальный, религиозный, общинный патриотизм, что бесит всяческих «толерантистов», делает его сильным. И нет сомнений, что эта «скрепность здорового человека» приведёт Израиль к победе. Вопрос лишь, какова будет цена.

Евгений Трифонов, специально для «В кризис.ру»

(Visited 79 times, 1 visits today)

У партнёров