Российская оппозиция и политэмиграция летом и осенью нынешнего – очень разные явления. В чём суть этих различий и каковы перспективы перемен, размышляет Ольга КУРНОСОВА.

– Четыре месяца прошло с нашего июньского разговора. В воздухе витает ощущение заметных сдвигов.

– Приходит важное понимание: перемены в России произойдут не сами по себе и не только от внешних воздействий. Характерный признак – перестали, как раньше, шарахаться от Ильи Пономарёва, хоть он и объявлен в РФ «иноагентом», «экстремистом» и «террористом» в одном флаконе. Положение меняет энергия, сила. Люди об этом задумались.

– Раньше такого действительно чурались. Отчего вдруг осознание?

– Всё просто: Пригожин. Этот парадокс нашей истории достоин попасть в учебники – «путинский повар», «вагнер с кувалдой» встряхнул либеральную оппозицию. Очень многих впечатлил его марш. Даже незавершённый. От наглядности осенило: есть же такой путь! Вот главный сдвиг этих месяцев.

– По всему миру многое по-крупному сдвинулось.

– И не без вклада Москвы. Экспорт хаоса – сурковских времён концепция, проверенное средство. Сергей Переслегин ещё в начале нулевых предлагал план разрушения западной цивилизации с помощью насыщающего террористического нападения. Это, как считают кремлёвские аналитики, лучший способ изменить однополярный мир. Связи РФ с ХАМАСом не то что доказаны – вообще никем не опровергаются. Атака на Израиль заставляет Запад переключиться, снижает военно-политическое давление на Кремль по Украине.

– Вы и ваши единомышленники имеете позицию?

– Естественно, за Израиль. Лично же моя точка зрения – если взглянуть шире: эффект не тот, что ожидался в Кремле. Ослабляется левый дискурс в его «толерантистской» части. Которая так выгодна путинскому, хамасовскому, кимовскому, аятоллскому и прочим подобным режимам. Укрепляется дискурс правый. И не в духе Марин Ле Пен, Карин Кнайсль и прочей подобной публики. Эти как раз «садятся на колпак», выражаясь известным языком… Зато возвращаются образы «старых добрых правых» – типа де Голля или Рейгана. Остановивших имперскую экспансию в XX веке.

– Да, это важный тренд. Но если конкретизировать положение: Украина, Закавказье?

– Армения упустила момент… И конечно, сработала позиция Москвы. В Украине ситуация сложна. Банально, но констатируем: ВСУ превосходят в мотивации, войска РФ – в численности. Западная техника ВСУ более продвинута, но отстаёт в количественных показателях. Совокупность факторов тормозит контрнаступление. Теперь отвлекает и война в Израиле. Последствия видим в Авдеевке.

– Кстати, о правом дискурсе. Украинские власти жёстко шерстят олигархов…

– Тут пока не берусь судить. Думаю, это во многом американское влияние, условия помощи. Но скажу другое. Примеры Армении и Израиля с одной стороны, Украины с другой – выводят железную закономерность: кто с Путиным договаривается, плохо кончает. Посмотрим для контраста на Пашиняна и Нетаньяху, а потом на Зеленского.

– Вернёмся к российской политике. Как вы оцените перспективу структурной консолидации?

– Не столько структуры важны, сколько люди. Взять несколько знаковых фигур, включая «иностранных агентов» – Ходорковский, Каспаров, навальнисты, Пономарёв с нашим сообществом депутатов различных уровней, которые в РФ объявлены «нежелательными». Вот, можно сказать, четыре боевые единицы. С потенциальным влиянием внутри России. Объединять их не надо. Достаточно координировать. Тех, кто к этому расположен, как Михаил Борисович и Гарри Кимович.

– Если говорить о депутатах…

– Повышаем работоспособность. Формируется команда, складывается уже политическая история. Активно разрабатывается будущий закон о местном самоуправлении. Это, конечно, частный вопрос, но действующий 131-й закон РФ убивает местное самоуправление. Мы предлагаем пути расширения – на будущее, конечно. Ещё – законы об экономической свободе, о культуре. Вывести общество из жуткого текущего состояния, дать отпор человеконенавистнической госпропаганде, вернуть умение мылить.

– Кто именно разработчики, если не секрет?

– Андрей Илларионов, Марат Гельман, Александр Осовцов. Все «иноагенты», кстати, ничего тут оригинального. Илья Пономарёв, конечно. Ну и себя, если позволено, не забуду – это было бы несправедливо. Вообще многие.

– Интересно. Но это о будущем. В настоящем же – Антивоенная конференция в Таллинне приняла резолюцию поддержки ВСУ и русских добровольцев.

– То, с чего мы начали разговор. Итог «пригожасо», как выразилось ваше издание. А вообще… Могу сказать по собственной биографии: чем сильней давление, тем жёстче сопротивление. Если мирных акций нельзя даже запланировать – запретят, ссылаясь на пандемию (до сих пор!), люди начинают думать о другом.

– Российская политэмиграция делилась на «вильнюсскую», «берлинскую», «брюссельскую», «пражскую»…

— …И «киевскую». Цезарь, он же заместитель командира Легиона «Свобода России» – да-да, запрещённого в РФ за «экстремизм-терроризм» – что говорит теперь? Что дойдёт до конечного пункта, перед которым остановился Пригожин.

– «Киевская» российская оппозиция, наверное, не только боевые формирования. Есть и гражданская часть?

— Есть. Организованная, например, в пул информканалов «Роспартизан». Над структуризацией связи реально работает Пономарёв.

– А то, что в марте будущего года назовут «президентскими выборами» – реально?

– Смешная это реальность. «Выборы» без возможности выдвинуть оппозиционного кандидата. Без возможности даже организовать наблюдение. И вообще, диктатуры не падают от голосований. Есть такие комментаторы, слышавшие звон: дескать, Пиночет проиграл выборы и ушёл. Но, во-первых, Пиночет проиграл не выборы, а референдум. Во-вторых, перед этим референдумом полиция разгоняла демонстрацию… сторонников Пиночета, нарушавших общественный порядок. Прямо один в один как у нас. Думается, больше комментариев не надо. Дискурс «выборов» навязан извне, он идёт от Кремля. Отвлечь на ерунду, заставить барахтаться в том, чего нет.

– А соображения Максима Каца?

– Повторюсь: дискурс выборов навязан из Кремля. Развести людей глупыми «надеждами» на несбыточное. Способ один: быть сильнее. Выборы тут не причём.

– Иначе говоря, ваша политическая страта призывает к бойкоту?

– Да, бойкот. Причём активный. Чтобы стала очевидной нелегитимность режима. Принципиально важна картинка пустых участков.

– Как это сделать?

– Есть способы. Но не для печати.

– Спящие ячейки?

– Нет, такого развития пока не удалось достичь. Скорее призыв на эмоциях.

– Эмоции обоснованы экономически. Что происходит с рублём, с ценами. Олигархия компенсирует свои потери за счёт масс – буквально арифметически.

– Вот именно. Недовольство ширится, агитация идёт. Но необходимы нетривиальные подходы и новые методы работы с людьми.

– А что после голосовательного ритуала?

– Объяснить миру лживость цифр, нелегитимность власти. ПАСЕ уже заявила, что после марта не будет считать Путина легитимным. Так что ажиотаж вокруг выборов становится ещё понятнее. Но это всё вторично. Первостепенно – стимулировать общество к реальным действиям. Объяснить происшедшее. Делегитимировать Путина как Лукашенко. А далее – у депутатов в эмиграции есть хоть какая-то легитимность в отличие от режима.

– Совсем забыли заклинание о расколе элит.

– Силовики не могут не понимать: именно правящий режим ведёт страну к распаду. Признаки уже налицо. Начиная с Северного Кавказа и Поволжья. Если сохранение страны что-то значит для них… Не случайно же они так далеко пропустили Пригожина.

Беседовал Валерий Имантов

(Visited 99 times, 1 visits today)

Мнения экспертов

У партнёров