Известный российский социалист-социолог Борис Кагарлицкий обвиняется в «оправдании терроризма». Инициировала преследование ФСБ. Выяснилось это «кружным путём»: адвокат Юлия Кузнецова присутствовала на обыске у психолога Александра Арчагова и узнала, что происходит это в рамках уголовного дела, возбуждённого в отношении Кагарлицкого.

64-летний Борис Кагарлицкий возглавляет Институт глобализации и социальных движений, редактирует интернет-ресурс «Рабкор». В прошлом году удостоился звания «иностранный агент». В молодости он был заметной фигурой советского диссидентства – можно сказать, идейным флагманом левой, марксистско-социалистической молодёжной оппозиции.

С позиций, напоминающих «троцкизм 1970-х», Кагарлицкий критиковал в самиздате режим КПСС. В которой, правда, некоторое время состоял кандидатом. В 1982 году был арестован КГБ и привлечён по делу «Молодых социалистов». (Среди фигурантов были ныне покойный публицист Андрей Фадин, замминистра труда в гайдаровском правительстве Павел Кудюкин, один из авторов Декларации о суверенитете России Юрий Хавкин.) Через год с небольшим помилован. Примкнул к «дворникам-сторожам» – полулегальным формам диссидентства.

В годы Перестройки Борис Кагарлицкий активно включился в левую политику. Был депутатом Моссовета, возглавлял небольшую Социалистическую партию, затем Партию труда. Исходил из демонстративно марксистской позиции: всё происходящее рассматривал через призму классового противостояния пролетариата с буржуазией (сначала номенклатурной, потом простой). Непримиримо критиковал «авторитарную капитализацию» (сначала горбачёвскую, потом ельцинскую). Позиционировался как идеолог рабочего движения (само движение, правда, приняло иную идеологию). Жёстко выступал против гайдаровских реформ, особенно приватизации. Поддерживал Белый дом в октябре 1993 года.

В середине 1990-х Кагарлицкий призывал левых демократов сотрудничать с КПРФ. Конструировал некий «консервативно-модернистский» блок: полагал зюгановцев консерваторами, а себя с единомышленниками социально-политическим модерном. Дабы совместно противостоять ельцинской «варварской олигархии», МВФ и международному империализму вообще. Но впоследствии отношения с КПРФ необратимо испортились, с Зюгановым пришлось даже судиться. При всей неоднозначности своего отношения к СССР, Кагарлицкий – убеждённый антисталинист. За что, в конечном счёте, теперь и преследуется.

Не сказать, чтобы Борис Юльевич и его группы обладали серьёзным влиянием в России. Тем более в пролетариате. Но Кагарлицкий широко известен, обладает большими симпатиями в левосоциалистических и неотроцкистских кругах Запада. Самому ему близки ультралевые группы вроде мексиканской Сапатистской армии и режимы типа венесуэльского чавизма. Нахваливал и Лукашенко, а когда это стало просто стыдно, объяснил сотрясения режима чем-то вроде чрезмерного груза достижений.Оппозиционность Кагарлицкого была непримирима в ельцинские и первые путинские годы. Он горячо симпатизировал чеченскому сопротивлению – именно как антиельцинскому, чуть не социалистическому движению. Путина ставил в один ряд с ненавистным Джорджем Бушем-младшим. Даже продвигал конспирологическую версию про «поджог рейхстага» 11 сентября 2001 года – дескать, это сделали американские военные отставники, чтобы установить в США ультраправую диктатуру… Абсурдность этой версии проявилась быстро, но Кагарлицкий никак её не корректировал. С другой стороны, он поддержал Арабскую весну 2010–2012-го, даже Ливийское восстание. Вызвал на себя вопли сталинистов, путинистов-каддафистов и «левых охранителей».

В 2014 году его подход оказался практически неотличим от путинского официоза. Кагарлицкий осуждал Майдан и «националистические группы, ставшие хозяевами положения». Поддерживал «ДНР/ЛНР». Изображал контрреволюционную «украинскую Вандею», инспирированную Кремлём, каким-то пролетарским восстанием против буржуазного национализма. Очень хвалил монархиста Гиркина-Стрелкова, придумывал и ему какой-то «социализм». В конце 2010-х дошёл до наездов на Михаила Горбачёва, требовал от него умереть на президентском посту, защищая СССР. Вероятно, пытался таким образом расширить свою группу поддержки. Но без заметных успехов.

Основная деятельность Кагарлицкого сосредоточилась в науке и публицистике. Но в начале 2020-х он развил оппозиционную активность. Пусть и в рамках, допускаемых правящим режимом. Призывал протестовать против явных фальсификаций думских выборов 2021 года. За это даже получил десятидневный административный арест.

День 24 февраля 2022 года раскрыл по-новому многое и многих. Борис Кагарлицкий осудил «спецвоеноперацию». Снова по-марксистски: как попытку выбраться из социально-экономических трудностей через «маленькую победоносную войну». При ужесточении законодательства этот текст был снят с просмотра. Но дальнейшее оказалось предрешено.

На момент публикации положение с «делом Кагарлицкого» не прояснилось. Хотелось бы надеяться на ложную тревогу. Наряду с классовой иронией, фирменным марксистским черноватым юмором, Борису Юльевичу свойственен реализм, включая понимание действующего законодательства. Трудно представить, каким образом он мог оправдать терроризм. Разве что историческим сопоставлением современности с Великой Французской революцией («Террор – эманация добродетели», – говаривал юрист-экстремист Робеспьер, очень ценивший законность.) Что ж, надежда есть, но…

Гиркин-Стрелков уже арестован. Без социализма. Социалистические взгляды Кагарлицкого дела не меняют. Кто мыслит, тот существует, а это для правящего режима подозрительно само по себе.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

(Visited 110 times, 1 visits today)

У партнёров