«Сейчас у президента очень много дел здесь в стране», – объяснил россиянам Песков. Сам Путин был занят – возлагал цветы Минину и Пожарскому, потом общался с духовенством и молодёжью: «Хорошая идея… Хорошо-хорошо… Обязательно скажу…» Вымученный день единства тоже непростое дело. Предпраздничные же его изыскания про Орду, Невского и судьбоносные задачи прошли почти незамеченными. Все уже знают, что попали с ним в историю, и не вдаются в детали. Может, где-то и зря. Они-то как раз не без смысла.

В пятницу Путин собрал новый состав Общественной палаты. Которая как раз выкатила годовой отчёт. Уходящий год обрисован временем устойчивости и «удивительного единодушия». Бравурно барабанятся цифры опросов ВЦИОМ. 78%-ный рейтинг главы государства. Даже правительство, не отличающееся спецвоенхаризмой, набрало свои 54%. Три четверти россиян «одобряют армию». Три пятых привержены РПЦ. Это ли не монолит «гражданского общества», о состоянии которого рассказывает палата. Единение власти с народом. Подлинный «союз короны, креста и копья» – как в Эфиопской империи начала 1970-х, перед падением трона и удушением императора.

По тому же опросу, более половины доверяют правоохранительным органам. Вспоминается заметка из ленинградской многотиражки раннегорбачёвских времён: «На вечерней улице не было никого, кроме загулявших патрульных машин. Как увидишь много милиционеров, так сразу становится тепло на душе». Правда, в отчёте не уточняется, идёт ли речь о полиции, госбезопасности, прокуратуре, СК или Росгвардии. А без такого уточнения данные смотрятся размыто.Зато оппозиции доверяют меньше четверти: 23,4%. Феноменальная цифра, говоря откровенно. Но опять непонятно, о ком именно речь, кто из оппозиционеров в России так популярен. КПРФ с Явлинским? Либеральная эмиграция? «Турбо»гиркинцы? «Вагнеровцы», верные памяти Пригожина и Уткина? Оставшиеся навальнианцы? Депутаты «нежелательного» съезда? Бойцы запрещённых в РФ вооружённых формирований, воюющих на стороне Украины?

Или, может быть, антиимперские националисты в самой РФ? Лишённые Русского марша, но вновь отметившие 4 ноября агитрейдами, пикетами, акциями культпросвета в нескольких регионах России и нескольких странах Европы? В петербургском Музее политической истории один человек был ненадолго задержан. «Враг боек, да русский стоек. Учи историю – борись с диктатурой». Интересная получилась полемика с историческими изысканиями Путина про его традиционные ценности.

В общем, просто сказать: «оппозиция» – это уже как не сказать ничего. А чтобы все вместе не дотягивали до четверти, тоже звучит сомнительно.

Впрочем, на фоне дальнейших цифр это не так уж существенно. 60% россиян, по отчёту палаты, довольны своей жизнью. Положение в стране устраивает ещё больше – 63% (как и заповедано, «прежде думай о родине»). Всего 28% считают, что в стране дела плохи. Но в начале года таких насчитывалось за 40%. Страх перед мобилизацией уменьшился, удивительно откровенны составители доклада.

Между делом огласилась ещё кое-какая статистика, уже не в Общественной палате. 21,1 млн россиян – неплательщики по кредитам. Сумма взысканий, по данным Федеральной службы судебных приставов, достигла в текущем году 2,9 трлн рублей, сумма долго возросла на 200 млрд. Всего в стране 47 млн закредитованных на общую сумму 30,8 трлн. В большинстве случаев кредиты берутся не на избыточные приобретения, а на повседневную жизнь и выплату прежних долгов.

Цены перескакивают доходы даже при росте зарплат. Который действительно отмечен в оборонке и смежных отраслях. Оставлены наивные соображения, будто «СВО» не имеет бенефициаров, никому не выгодна и нужна только своему инициатору. Те, кому последние полтора с лишним года реально повысили материальный уровень – заметная по численности группа в РФ. Они тоже отвечают ВЦИОМ на вопросы о доверии и одобрении. Однако дорожают повседневные покупки, дорожают услуги ЖКХ, дорожают сами кредиты. В чём год был действительно устойчив, так это в подъёме ключевой ставки Центробанка, вдвое подскочившей за шесть месяцев. Уже случается, что для погашения кредитов предлагается идти в военкомат.

В таких обстоятельствах – какая там оппозиция. Остаётся доверять властям. Особенно правоохранительным органам. Уверять себя в собственном доверии. «Цеплялись за иллюзию победы и за тот строй, который обещал принести её», – описывал выдающийся учёный Александр Галкин ситуацию в одном историческом государстве. Или вообще не задумываться на этот счёт. Преобладающие массы принимают ситуацию РФ как данность мира, возводя её в нормальную для себя. Просто по факту бессилия, выводя за скобки мораль. Пока самый эффективный отряд номенклатурно-олигархической диктатуры – «сислибы» экономического блока – ещё в состоянии удерживать привычный уровень материально-бытовой повседневности. Максимально упрощая задачи карательных органов.Путин, разумеется, нашёл другие темы для позавчерашней беседы с Общественной палатой. Об Александре Невском, например: «Ведь он ездил в Орду, кланялся ордынским ханам, получал ярлык на княжение, чтобы эффективно противостоять нашествию с Запада». На днях главком ВСУ назвал РФ феодальным государством. Президент РФ торопится подтвердить.

Конечно, Орда была предпочтительным вариантом для тогдашних феодальных хозяев. Ордынцы «не затрагивали главного: наши традиции, нашу культуру», – поясняет Путин. Наоборот, укрепляли власть «короны, креста и копья». Помогали давить бунты и выкачивать повинности. Что наблюдаем и на нынешнем историческом витке: Си Цзиньпин желает видеть Путина во главе России – Международный уголовный суд выписывает ордер на арест Путина.

«Идут, нагрузившись, как мулы. Узлы в напряжённой руке. Мешки за плечами. Баулы. Начальник идёт налегке». Сцена из солженицынской «Дороженьки» – и есть те традиции, та культура, что оберегается кремлёвкой. Издревле и по сей день. Цивилизационный выбор Путина и Дугина закономерен для правящего класса, превратившегося в мертвецкий тормоз. И когда этот выбор отвергла революционная Украина – изгнанием из Киева коррумпированного вассала московской номенклатуры – стала неизбежной война. О чём Путин откровенно сказал ещё в начале года. И повторил позавчера перед палатой: «Не было другого выбора». Это правда: у них не было. Устрашающий пример Майдана перешибал им всё.

В этом суть, а не в геополитических построениях, с которыми выступил вчера секретарь Совбеза Патрушев, второй номер режима. Можно пропустить рассуждения о будущих мировых центрах, в которые он определил Россию, Китай, Индию и Америку, но не Европу. Однако: «Угроза терроризма, цветных революций и бесконтрольного трафика» – вот фраза ключевого значения. Отражающая тотальный страх феодальной элиты перед социальными переменами, которые для феодальной элиты равнозначны террору и уголовщине.

Для них нет разницы, какое обличье примет классовый конец. Правду сказал даже  Песков: дел в самом деле много.

Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

(Visited 61 times, 1 visits today)

У партнёров